Мы каждый день работаем, чтобы сделать TOPKNIT ещё интересней и полезней.
Реклама даёт возможность и дальше оставаться бесплатными для вас.
Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для нашего сайта. Спасибо за вашу поддержку!x
Всё о личном развитии в вязании:
про дизайн, бренды, события, людей,
статистику и многое другое

Одно время я хотела выходить на работу. А муж сказал: «У тебя же уже есть работа! Как ты сможешь оставить журнал?». Никак.

Самая улыбчивая девушка из тех, что постоянно смотрят новости и одна из самых деятельных мам в декрете. Этими словами я могу начать свой рассказ про Женю. И сложно будет остановиться — это хорошо, что у меня есть редактор, которая сделает это за меня. С Женей интересно и комфортно, а ещё она светится, правда. Стремление делать свою работу профессионально и объединять своё дело с увлечением и страстью способно рождать на свет удивительные проекты — полезные, вдохновенные. И сложно представить себе более открытого к сотрудничеству человека. Приехать ради встречи с годовалым ребёнком вечером буднего дня на Ленинградский вокзал города Москвы из Зеленограда. Легко? Не думаю, но она это сделала. 

И здесь не может быть никаких предрассудков. Открывая новый номер Knitted Dreams Magazine и ощутив непреодолимое желание стать его автором или поделиться своим проектом, помните, у Вас нет ни единого повода этого не сделать.  

Да, да, останавливаюсь ;).

21 Июля 2016 | Наталья Гаврошина

Начнем с традиционного вопроса. Почему это место?

Я — профессиональный журналист, много лет работала на телевидении, безумно люблю людей и железную дорогу. Когда встал вопрос: «Где встречаемся?», я сразу стала думать о том, что это должно быть знаковое для меня место. Так, напротив здания РИА Новости, окей, но РИА Новости — это большое информационное агентство и немного не тот формат, Останкино — тоже телевидение, но тоже неподходящий формат. На бегу, на ходу, всё быстро, железная дорога и несколько часов до поезда — именно поэтому решила не выбирать какое-то далекое место. Здесь и сейчас, практически на чемоданах, и мне хотелось финальным аккордом, на приятной ноте проводить Наташу из Москвы. (прим. ред. — смеется)

Ничего, я еще вернусь через неделю. (через неделю после интервью с Женей состоялся флешмоб в #KnitStreetStyle в Москве, — Прим. редактора) А ты, получается, до самого декрета была журналистом?

Да, я последние 6 лет работала на телевидении, начиная с региональных телеканалов и заканчивая международной телерадиокомпанией, редактором экономических новостей. Я — экономический обозреватель, который рано или поздно должен был уйти в декрет, и я ушла. Но, я как человек, работающий 24/7, не могла спокойно уйти в декрет. На днях я пришла к такому выводу, что нельзя родить ребенка и в один момент стать мамой. Потому что это должно как-то прийти со временем. Ну не можешь ты сразу начать жарить блины, печь пироги и заниматься ребенком, если до этого ты постоянно работал. Я родила и как житель мегаполиса продолжала жить в режиме трудоголика и по привычке работать, работать и работать. Но у меня был очень спокойный ребенок, и мне просто необходимо было что-то делать. Когда Ивану было три месяца, я собиралась на улицу, пролистывая в очередной раз ленту Инстаграма, увидела объявление Анастасии Зурабовой о том, что она будет проводить онлайн обучение по созданию электронных журналов. А Настю я знаю еще по работе на телевидении. Я с ней писала интервью и читала в свое время еще ее Живой журнал, когда она только пекла пироги. И такая думаю: «Хм, а почему бы и нет, я сейчас запишусь». Но объявление было старым, и запись на курс была уже закончена. В голове идея журнала сложилась буквально за считанные минуты. И я тут же написала личное письмо Насте о том, что у меня есть концепция журнала о вязании, и что мне очень нужно одно дополнительное место на её курсе. И получила положительный ответ. Когда начинала учиться, я уже видела не просто журнал, я видела его от корки до корки: все рубрики, авторов. Самое сложное было — всё, что есть в голове, воплотить в реальность: найти всех авторов, найти дизайнера-верстальщика и собрать команду.

Делаете съёмки?

Да. Они у нас до сих пор делаются очень по-разному. У кого-то из авторов нет возможности, и он делает фото на подоконнике на ватмане, так и я делала поначалу, кто-то снимает в специальном кубе. В начале работы над нашим журналом о вязании у меня сломался фотоаппарат. Видимо, беременные гормоны нахлынули, и я решила его починить сама, раскрутила… после этого он сломался уже капитально и основательно. Тема первого номера была «Носки» и мне нечем было снимать. Я звонила знакомому фотографу и говорила: «Саша, давай в студии снимем 3 пары носков».

На подготовку первого номера ушло 4 месяца. В октябре мы начали, в феврале вышли.

У вас пока было два номера? Да? (прим. ред. — на момент интервью третий номер только готовился к выходу)

Да, надеюсь, в выходные (30 июля 2016) выйдет третий, летний. Он немного необычный. Мы расширили границы, так как вязание — это не только мастер-классы и интервью. Это еще прикладные моменты: качество, крашение пряжи, прядение пряжи. Летний выпуск получился не о вязании, а скорее о том, как использовать в работе экологичные материалы.

О чем будет осенний выпуск?

Он тоже будет интересным (прим. ред. — смеётся)

Давай о статистике. Сколько было просмотров первого выпуска?

Превысил 100 000 просмотров. Это при том, что он был далеко не идеален. Команда была на стадии формирования, и только ко второму выпуску случились любимые мои редактор  и корректор, это девочки, которые в трудные для меня моменты, когда я ничего не хочу либо не успеваю, берут на себя часть задач.

Нашего редактора я не видела живьем, а с корректором мы виделись один раз. Остальное время — электронная почта и What’s app. Мы всё время что-то обсуждаем. Так же не видела ни разу нашего дизайнера.

Главное, у вас цель одна.

После выхода летнего номера мы хотим собрать небольшую встречу с читателями. Будет повод познакомиться лично, а также повязать и обсудить интересные темы для сентябрьского номера.

А сколько просмотров было у второго номера?

У второго чуть меньше, потому что спустя месяц после выпуска журнала Роспотребнадзор запретил сайт issue, через который мы публикуемся. Его заблокировали, потому что у кого-то в профиле была размещена экстремистская литература. Поэтому просмотров около 50 000.

Мы заметили, что у нас много просмотров из зарубежных стран. То есть не только страны бывшего СССР, но и такие как Норвегия, Израиль, США, вся Прибалтика. Они нас любят, читают. Мы с удовольствием приглашаем зарубежных мастеров к сотрудничеству. У нас была в весеннем  выпуске прекрасная девушка из Норвегии, она дизайнер детских вязаных вещей. Она очень удивилась, насколько у нас много общего, хотя наши страны очень разные.

Летний выпуск так же получился интернациональным — в нём есть интервью с японкой. И с ней у нас же нашлось удивительно много общего.

Когда я начала делать журнал, то идея интернациональности меня настолько захватила, что я написала прямо в Brooklyn Tweed Джареду Фладу напрямую с просьбой дать интервью. В итоге мы это сделали. Это интервью войдет в осенний номер.

Вообще, не было идеи создавать такой 100% правильный академический журнал, в смысле, журнал в его классическом понимании, который мы можем увидеть в киоске. Всё-таки хотелось лайфстайл (прим. ред. — от англ. life style — образ жизни) версию журнала о вязании. У нас нет такого, что вязать надо так и никак иначе. Мне всегда нравилась фраза Циммерман (прим. ред. — Элизабет Циммерман, автор книги «Вязание без слёз»): «Нет одного единственно правильного способа вязать». Я это в очередной раз проверила, когда мы готовили очередной материал по реглану, я его отправляла абсолютно разным редакторам и корректорам, которые умеют вязать. И каждый говорил: «Вау, я так не вяжу, но для меня это будет интересно». Поэтому мы и старались собрать не академические золотые правила вязания, а опыт, который проверен годами.

Точку зрения?

Да, мы очень открыты и всегда говорим: «Если вы можете научить чему-то в формате мастер-класса и хотите этим поделиться – пожалуйста». Но мы не зациклены на Москве и Санкт-Петербурге.

Так получилось, что во время беременности я была вынуждена уехать к маме на Байконур. И я поняла, как не хватает, при жизни в маленьком городке, элементарного общения с единомышленниками. Мои друзья и одноклассники не вяжут, мастер-классов и вязальных тусовок в городе нет. Даже пряжу для вязания премиум-класса там было невозможно купить. Потому что это далеко, доставка получается долгая и дорогая, и выбор по маленьким фотографиям на сайтах интернет-магазинов делать рискованно. Понятно, Инстаграм даёт возможность что-то почитать и увидеть фотографии. Ты начинаешь вязать из того, что есть, и не знаешь, какая есть альтернатива.

Мне хотелось сделать журнал, чтобы люди читали и узнавали, из чего вяжут, как вяжут. У многих ведь нет возможности попасть на мастер-класс по шапкам, даже если есть желание. А журнал ты в любое удобное время можешь открыть и прочитать.

Как стать вашим автором? Что нужно, чтобы с вами сотрудничать?

Написать нам на почту knitteddreamsmagazine@gmail.com с пометкой «Хочу стать автором». Предложить тему и то, о чем вы можете рассказать. Например: «Я могу рассказать, как собрать миллионы подписчиков на Youtube и стать видео-блогером-звездой». Оказывается, это сейчас очень востребованная тема. Правда мы уже нашли человека, который раскроет нам все тайны.

Ну и, наверное, нужно уметь делать фотографии?

Безусловно. Когда я работала на телевидении, и не хватало качественной «картинки», мы говорили: «Ребят, мы ведь не радио». Так и сейчас, мы — журнал, и я иногда говорю эту фразу. Нам нужны фотографии, мы не можем просто писать, нам нужна картинка. Мы делаем акцент на большие качественные фотографии.

В основном, кстати, наш вязальный журнал читают со смартфонов и планшетов. Редко кто приходит домой, открывает компьютер и читает. В основном, это смартфон, так как люди читают на бегу, и еще им нужна возможность быстро сделать скриншот.

В какой момент тема вязания появилась в твоей жизни?

У меня хорошо вяжет мама и вяжет до сих пор. Именно она учила меня вязать в детстве, но тогда я посчитала, что я и вязание — вещи не совместимые.

2011 год, выборы депутатов Госдумы. Я работала на телеканале «Доверие», и у меня была ежедневная авторская рубрика о выборах. То есть ежедневно 13 минут в день я должна была рассказывать о выборах. В течение 3 недель. Я сама собирала материал, у меня не было помощников, и при этом я еще выполняла обязанности специального корреспондента, то есть, ездила на съемки и освещала какие-то события. И при этом я еще делала программу к 70-летию контрнаступления советских войск под Москвой. Я работала даже во сне и безумно уставала. Мне просто необходим был метод снятия стресса. А однажды меня еще и сильно продуло на работе, и я не смогла встать. Не знаю, откуда у меня дома взялись крючок и нитки. Я стала вязать. В итоге на Новый Год я подарила коллегам огромную коробку ёлочных игрушек. Потом были игрушки, куклы. В какой-то момент я перешла на другой канал, и стало много подмосковных командировок. И тут я перешла на спицы.

Первая попытка вязать крупную вещь – это был свитер из непонятной пряжи, сине-зеленый в полоску, я не закончила — так и лежит где-то в пакете. Но я честно его когда-нибудь довяжу.

По схемам вяжешь или сама?

Раньше по схемам, а теперь сама. В свободное время пишу уже свои схемы-описания. Мне это нравится — учишься составлять, считать, конструировать. Я люблю математику. Мне доставляет особое удовольствие сидеть и делать расчеты на разные размеры. Например, я вяжу вещь маленького размера, потом делаю размерный ряд и передаю на тестирование. Люди уже проверяют, замечают, где ошибки. Хотя, помню, у меня в схеме детского кардигана была ошибка и все связали, не заметив ее, кроме одной единственной девушки.

С 2011 по 2014 было просто вязание по нарастающей?

Да, исключительно с целью расслабиться и переключиться.

Что же случилось дальше?

Декрет. Безделье. Ребенок, который с самого начала спал всю ночь и идеально днем. Я каждый день умудрялась полностью убирать квартиру, печь блины, и еще оставалось время. А еще я люблю фотографировать. Особенно натюрморты из пряжи. И я решила пустить время и любимые занятия в дело. Синтез.

При этом я не акцентирую внимание на том, что я вяжу. Я уверена, необязательно постоянно вязать, чтобы делать какой-то вязальный журнал или проект. Надо это любить. Я умею собирать материал. Понятно, о каких-то техниках мне хочется рассказать самой, например, три месяца я билась над регланом с V-образным вырезом, делала расчеты, и мне хотелось рассказать самой, как я это делаю. Также долго билась над техникой «рукав-погон». Но в номере есть всегда другие варианты. В журнале есть основная «Тема номера», и мы на заданную тему подбираем разные варианты расчета, вязания. А вот шали (прим. ред. — тема выпуска №2) я так и не освоила, мы вообще эту тему делали на свой страх и риск, хотя она оказалась очень популярна.  В летнем выпуске мы делали тему «Реглан». Когда я только заикнулась об этом, мне сказали: «Как же, ты ведь можешь перейти дорогу авторам мастер-классов». Но я твердо сказала: «Нет». У каждого автора есть своя методика, и к автору приходят за его находками, его способом преподавать, и еще и за атмосферой и общением.

Знаешь, я очень люблю людей и люблю общаться. Когда ты дома в декрете, тебе остро не хватает общения. Наверное, еще и поэтому появилась идея о журнале.

Декрет – дело полезное.

Мне страшно было выходить из декрета. Я понимала, что вернуться в том качестве и на ту должность, с которой я уходила, я не смогу. Когда у тебя ребенок, ты не можешь 24/7 делать передачи, лазить по свалкам и подворотням, снимать социалку. Когда я работала на телеканале в Подмосковье, была программа «Я иду искать» — это очень тяжелый социальный проект о детях-сиротах, где я курировала рубрику «Им нужна помощь». То есть я каждый день на протяжении нескольких лет снимала детей, которым нужны деньги на лечение. В конце, конечно, концепцию изменили, и мы стали снимать счастливые приемные семьи, но прежде чем концепцию изменили, и мы пришли к счастливому финалу, надо было прорабатывать с героями очень тяжелые жизненные моменты. И каждую историю ты проживаешь. И наступает момент, когда ты не можешь жить во всём этом.

И еще я понимала, что телевидение меняется каждый день, и то, как сейчас делают передачи, кардинально отличается от того, как это делали даже год назад. И я понимаю, что у меня уже немного другая телевизионная школа, устаревший опыт, и я не смогу угнаться за молодыми прыткими ребятами, только окончившими институты. Мне было очень страшно. Хотя я понимаю, что всё решаемо, и я бы справилась. Но страшно выпасть из информационного потока. Даже сейчас я постоянно смотрю телевизор, новости. Я люблю новости Пятого канала. У меня есть традиция последних 5 лет – каждый вечер в 22:00 я включаю новости именно этого канала и смотрю 25 минут.

Знаешь, ты самый улыбчивый человек из тех, кого я знаю, кто постоянно смотрит новости. Видимо, ты смотришь только картинку в отрыве от содержания?

Я новости воспринимаю, действительно, очень выборочно. Совсем плохие и интересные. Мне просто надо быть в информационном потоке. Например, в будние дни я не могу смотреть кино, потому что фильм идёт два часа, и в это время я не буду знать, что происходит в мире. Я могу смотреть только короткие сериалы.

Новости для меня — это отбивка по времени. К новостям я привязываю свой режим.

Наша жизнь строится очень просто. Мы встаём в 6 утра….

По звонку будильника или ребенка?

Нас будит сын. Один раз он доспал до 7:30 утра, и мы уже начинали тревожиться, что с ним что-то происходит. Мои парни встают в 6 утра и идут умываться, я еще полчаса валяюсь, потом завтрак, и в 8:30 мы провожаем нашего папу на работу, и в 9 Иван засыпает. С 9 до 12 наступает мое время, когда я вяжу, отвечаю на почту, работаю над журналом и еще умудряюсь что-то приготовить. Он просыпается, и мы кушаем и идем гулять. За 1,5 — 2 часа он устаёт, мы возвращаемся домой, кушаем и он снова засыпает на 1,5 — 2 часа, и у меня снова появляется время для работы и домашних дел. Вечером мы уже играем и занимаемся домом. В 9 вечера сын ложится спать, и я сажусь вязать, но стараюсь не решать глобальных задач и не заниматься серьезной работой. Люблю работать утром под чашку кофе.

Учитывая твое прошлое место работы, от тебя можно было ожидать видеоканала на Youtube.

Я не умею снимать видео. Я люблю делать фото и еще больше люблю смотреть картинки. Даже текст мастер-класса не так люблю читать, как рассматривать фотографии к нему. Видео-мастер-классу предпочту подробные картинки-описания.

А еще у меня же есть ребенок. Его наличие усложняет процесс съемок вообще, а видео — в особенности. Даже когда я делаю фото, мне надо дождаться, когда он уснет, забиться в укромный угол, разложиться. Благо у меня сейчас есть специальный свет, и я могу делать фото ночью.

Муж поддерживает твоё увлечение вязанием?

Да, ему деваться некуда. Конечно, он поддерживает и даже многие технические вопросы по журналу берет на себя. Например, мы сейчас переходим на новую платформу, и я не понимаю многих нюансов. Я ему говорю: «Я тебе доверяю и знаю, что когда будет спорный момент, ты сможешь найти правильное решение». Тоже самое и с редактором, по тексту, по оформлению. В каких-то моментах я доверяю им больше, чем себе. У меня же элементарно может быть «замылен» глаз.

Когда текст отправляется в редактуру — он не подписан, и редактор с корректором не знают, кто автор. Это нужно для непредвзятой корректуры. И даже мои тексты порой разносятся в пух и прах.

Мои даже знают, что если мама работает, то её трогать нельзя. Муж с сыном стоят на головах в отдельном помещении.

Как бы ты охарактеризовала свой проект Knitted Dreams Magazine сейчас?

Это моя работа, которой я занимаюсь основательно. У нас большие планы. И с сентября журнал сильно изменится. Мы пришли к тому, что журнал станет платным. Не из-за того, что мы хотим заработать миллионы, уехать на юга и ни о чем не думать. Я хочу, чтобы наши авторы, редакторы, корректоры и другие сотрудники получали гонорары. Если первые три выпуска мы пристреливались, то сейчас я знаю, что мы уже делаем своё дело профессионально.

Та цена, которую мы назначим, будет минимальна, значительно, в разы меньше, чем некоторые описания и, тем более, мастер-классы.

Поэтому для меня это полноценная работа, для супруга тоже. Кстати, ничто не объединяет семью так, как общее дело. Поэтому если вы хотите сохранить брак, начните какой-нибудь совместный проект.

Да, брак либо укрепится, либо развалится окончательно. (прим. ред. — смеется) Это ведь как клеить обои — противопоказано 85% пар.

Мы из тех пар, которым обои вместе клеить нельзя, а вот проект совместный вытянем. Мы вместе понимаем, как сделать его лучше. Мой муж - тоже визуал и тоже любит красивые картинки. Так что это семейный проект.

Одно время я хотела выходить на работу. А муж сказал: «У тебя же уже есть работа! Как ты сможешь оставить журнал?». Никак.

Формат электронного журнала — он не становится тесным? Когда нам ждать появления сайта?

Над сайтом сейчас работаем, он будет, скорей всего, к осени.

 

 

Если вы не видите рекламный блок ниже, значит у вас установлен блокировщик рекламы. У нашего сайта есть два пути развития — показывать рекламу или вводить платные материалы. Если вы видите некорректную рекламу, очень просим вас связаться с нами и сообщить нам об этом. Если вам интересны наши статьи — уделите внимание рекламным объявлениям. Мы сотрудничаем с компанией Google, она обеспечивает безопасность рекламного контента на нашем сайте.

1773
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: